Регулирование положительных внешних эффектов связано


Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано



СОДЕРЖАНИЕ

Практика развитых индустриальных и развивающихся стран свидетельствует, что не все функции, необходимые для естест­венного протекания воспроизводственных процессов и обеспечения полноценной жизни общества, реализуются посредством рыночных отношений. Механизм свободного рынка оказывается несостоя­тельным с точки зрения обеспечения макроэкономической устойчи­вости. Рыночные отношения не обеспечивают социальных гарантий населению. Рынок оказывается неспособным решить проблему обеспечения экономической и национальной безопасности, социальной стабильности в обществе.

Негативные последствия вышеперечисленных факторов и многих других аспектов экономического развития привели к осознанию недостаточности «самонастройки» рыночной среды. Исследования в рамках неокейнсианских моделей и неоклассиче­ских теорий выявили недостаточность аллокационной функции рынка. Это значит, что ограниченные ресурсы общества расходуются неэффективно, без связи с конечным результатом.

Специфические условия российских реформ усилили противоре­чивость в вопросе оценки обществом роли и функций государства. В научной среде выделялись и продолжают существовать в этой части два диаметрально различных подхода. Первый предполагает, что чем больше экономика носит рыночный характер, тем меньше государствен­ным институтам нужно вмешиваться в экономическую жизнь и тем слабее должен быть государственный сектор экономики. Другой подход базируется на мнении, что роль государственного регулирования должна быть преобла­дающей всегда: и на этапах становления рыночных взаимодействий, и там, где уже сложились самые высокоразвитые механизмы рынка.

Бытовавший последние несколько лет в России тезис о необходи­мости полного ухода государства из экономики в настоящее время не разделяется даже теоретиками либерального направле­ния.

Целью работы – изучение теоретических аспектов и практики регулирования внешних эффектов государством.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- изучение сущности и классификации внешних эффектов в экономике;

- определение роли государства в регулировании экстерналий;

- анализ внешних эффектов на примере отрасли мобильной связи.

Рынок и государство - это взаимодействие противоположностей. Речь идет о добро­вольном характере сделок, с одной стороны, и о принуждении - с другой. С точки зрения экономической теории, главная отличительная черта рынка - добровольный характер соглашений, тогда как определяющая особенность государства - законное право принуждения по отношению к другим субъектам экономических действий.

Рыночную систему хозяйствования можно определить как систему управления и организации общественного производства, в рамках которой отношения между субъектами по поводу купли-продажи и обмена товарами и услугами, спрос и предложение на рынке товаров и услуг оказывают непосредственное регулирующее воздействие через экономические механизмы на производство субъектами товаров и услуг. Ценовой механизм является самым дешевым и надежным механизмом размещения ресурсов. Во-первых, в нем используется естественная для людей эгоистическая мотивация при принятии решений. Во-вторых, он не требует централизованного сбора информации и принятия решений. Каждый агент (фирма или потребитель) собирает только ту информацию, которая нужна ему для производства или потребле­ния. Однако в реальности между экономическими субъектами существуют помимо рыночных нерыночные взаимосвязи и взаимозависимости, которые приводят к возникновению внеш них эффектов, не учитываемых рынком и не находящих отражения в ценах. Нерыночные взаимозависимости между произ­водителями, между производителями и потребителями, между по­требителями вызывают внешние эффекты (экстерналии) в производ­ стве и в потреблении, которые отличают две основные черты. Во- первых, это эффекты, сказывающиеся на благосостоянии одного или многих внешних субъектов (тех, кто воспринимает эффекты), но не отражающиеся в данном случае в ценах. Во-вторых, эконо­мический субъект, создающий эффект, не платит за произведенный им ущерб (при отрицательных экстерналиях) и не получает ком­пенсацию (если внешние эффекты положительны) в размере изме­нившегося благосостояния внешних субъектов. Это означает, что система цен перестает выполнять сигнальную функцию и приводит к провалам, несостоятельности рынка.

Несостоятельность рынка находит проявление в неспо­собности конкурентного рынка произвести определенные блага вообще или в оптимальном объеме, что вызвано широкой распро­страненностью нерыночных взаимосвязей, порождающих внеш­ние эффекты, особенностью экономического оборота отличных от частных общественных товаров и неполнотой рынков. Расширяя наши представления о провалах рынка, можно выделить следующие их виды: рынок не принимает во внимание отрицательные внешние эффекты; рынок не производит (недопроизводит) социально значимые товары, имеющие положительные внешние эффекты (неполнота рынков, общественные блага); рынку свойственна асимметрия информации, что приводит к вымыванию качественных товаров.

Во всех названных случаях предполагается, что конкурентный рынок является неэффективным, по Парето, в силу объективных причин, а не из-за проявления власти одного или нескольких ин­дивидов над рынком. Вследствие этого необходимо отличать несо­стоятельность рынка от его несовершенства. Рынок - это институт для сделок, который может принимать различные формы, далекие от совершенной конкуренции. Если несостоятель­ность служит проявлением недостаточной эффективности конку­рентного рынка при соблюдении всех условий свободной конку­ренции, то несовершенство рынка возникает в результате изменения формы рынка одним или несколькими продавцами или покупателями (монополистическая, монопосоническая и другие формы несовершенства рынка), что связано с отклонением от условий, обеспечивающих совершенную конкуренцию. Рассмотренные проявления несостоятельности и несовершенства рынка, не позволяющие достигать общественного оптимума только при помощи рыночных механизмов, создают основания для корректировки рынка государством.

Государство способно справиться с большинством экстерналий рынка, используя право принуждения, так как существуют только две альтернативы: либо смириться с потерями эффективности, либо принудительно исключить некоторые из вариантов аллокации ресурсов, достижимых на основе добровольного взаимодействия.

Признание государством права принуждения потенциально ведет к улучшению положения каждого индивидуума, но наряду с этим содержит потенциальную возможность и улучшения положения одних за счет других. На практике это означает невозможность дока­зательства абсолютного преимущества рынка или государства в обеспечении общественного благосостояния.

Очевидно, что государственное регулирование экстерналий рынка с точки зрения экономической теории благосос­тояния может быть признано необходимым, если оно сопровожда­ется Парето-улучшениями, когда положение всех индивидов или отдельных групп улучшается, а положение других - не ухудшает­ся. Все другие варианты государственного воздействия на благо­состояние, ведущие, например, к Парето-неопределенным состояниям, когда положение одних групп улучшается при ухуд­шении других, требуют особого рассмотрения возможностей ис­пользования компенсационных механизмов для «проигравших» групп населения. В то же время ситуации Парето-ухудшений, когда снижается благосостояние всех индивидов, показывают нецелесообразность государственной деятельности по рыночной коррекции, как бы глубоко ни «проваливался» рынок. Государство не имеет решающих, универсальных преимуществ перед рынком. К государственному вмешательству в экономические процессы следует подходить сугубо прагматически, увязывая его в каждом конкретном случае с конкретным соотношением провалов рынка и изъянов государства.

Именно поэтому в данной работе рассмотрены направления как саморегулирования (когда в преодолении экстерналий рынка заинтересованы сами экономические субъекты), так и государственного регулирования экстерналий рынка.

С учетом накопленных знаний о внешних эффектах можно представить следующую их классификацию.

По субъекту, создающему внешний эффект: внешние эффекты производства и внешние эффекты потребления

По результату воздействия на внешний субъект: отрицатель­ные и положительные. Отрицательными называются внешние эффекты, снижающие производительность или полезность для внешнего субъекта, а положительными — увеличивающие ее. Как видим, при отрицательных внешних эффектах индивид и общество несут внешние потери (загрязне­ние воздуха и воды), при положительных они полу­чают внешнюю экономию (обеспечение все­общего среднего образования, всеобщая вакцинация населения).

По характеру воздействия на внешний субъект: технологические и денежные эффекты (или, в другой интерпретации, прямые и косвенные). Технологическими называются все эффекты, возникающие в результате непосредственной нерыночной взаимосвязи субъектов, которая не реализуется посредством торговли. Классическими примером технологических эффектов являются: загрязняющий окружающую среду завод и живущие по соседству с ним жители; наносящая сельскохозяйственным угодьям железная дорога; уничтоженные посевы одного фермерского хозяйства стадами соседствующего с ним другого фермерского хозяйства и т.д.

В отличие от технологических денежные эффекты (косвенные эффекты) не приводят к осязаемой индивидами и обществом материальной потере или экономии. Они являются результатом изменения цен на факторы производства и приводят к внешней денежной экономии, когда независимо от воспринимающего эффект субъекта, например, снижаются цены у его поставщиков, растут цены спроса потребителей его продукции. Кроме того, они могут приводить к денежным потерям, когда происходят обратные изменения. Таким образом, денежные внешние эффекты являются результатом взаимозависимости производителей, при которой доходы зависят не только от собственных затрат и выпуска, но и выпуска и затрат других экономических субъектов. То же можно сказать и в отношении потребителей, доходы и расходы которых также взаимозависимы.

Особенностью данных эффектов является то, что они не приво­дят к неэффективному размещению ресурсов и не искажают функ­цию предложения, когда фирмы производят больше или меньше оптимальных объемов производства. Поэтому считается, что денежные эффекты носят косвенный, опо­средованный характер и не имеют таких серьезных последствий для экономики, как технологические эффекты (некоторые ученые даже отказываются считать их внешними эффектами).

По способам интернализации внешних эффектов: внешние эффекты, которые могут интернализоваться только под воздей­ствием государства, и эффекты, которые могут интернализо­ваться путем переговоров между производителем и получателем внешнего эффекта. Под интернализацией понимается учет внеш­них, как правило, отрицательных эффектов, когда объем производ­ства экономического субъекта, создающего внешний эффект, при помощи различных способов снижается до оптимальных размеров, т.е. до такого уровня, пока издержки снижения отрицательного внешнего эффекта на каждую дополнительную единицу продукции не превысят получаемые от этого выгоды.

По направлениям действия внешние эффекты могут быть разделены на четыре группы: «производство-производство», «производство- потребление», «потребление-производство», «потребление – потребление».

Интернализация внешних эффектов без участия государства предусматривает объединение субъектов, связанных внешним эффектом, в одно лицо (межорганизационные альянсы, поглощения, слияния) и прямые рыночные переговоры с субъектом, создающим его. Для интернализации внешних эффектов путем переговоров в соответствии с теоремой Коуза требуются следующие условия:

- структура прав собственности должна быть четко опре­делена;

- должна существовать возможность обмениваться правами собственности;

- трансакционные издержки на учет внешних эффектов, пе­реговоры и выполнение соглашения не должны быть чрезмерными.

В случае, если права собственности не определены или определены нечетко, роль государства сводиться к их первоначальному распределению и формированию институтов, регулирующих использование ресурса.

Если же приведенные выше условия не соблюдаются, то главным активным субъектом интернализации внешнего эффекта должно стать государство, условием оп­тимальной деятельности которого по корректировке внешних эф­фектов является равенство его предельных затрат на уменьшение ущерба и предельных выгод от интернализации. Способом интернализации внешних эффектов в этом случае будет воздействие государства на субъекты, соз­дающие отрицательные внешние эффекты, при помощи налогов Пигу, полностью возмещающих внешние издержки, или других налогов и сборов, стимулирующих принятие мер по уменьше­нию внешних эффектов до оптимального уровня, расходы на организацию сбора платы за ограниченный ресурс, не имеющий собственника (корректирующие налоги и субсидии) (рис. 1).

Рис. 1 - Направления интернализации внешних эффектов

Производство социально значимых товаров также возможно как при активном, так и при пассивном участии государства, заключающемся в создании определенной институциональной среды, стимулирующей частную инициативу. Например, государство может сконцентрировать производство социально значимых товаров в государственном секторе, может дотировать их производство за счет государственного финансирования, а может обеспечить благоприятные условия для производства социально значимых товаров в частном секторе с помощью предоставления налоговых льгот или субсидий.

Производство социально значимых товаров связано с феноменом отсутствующих или неполных рынков, когда частные рынки не могут предоставить потребителям благо, даже если из­держки на его производство ниже, чем цена. Как правило, такими благами являются некоторые виды нестрахуемых рисков, займы на рынке капиталов, определенные виды дополняющих товаров.

К отсутствующим частным рынкам можно, например, отне­сти рынки страхования от безработицы, медицинского страхова­ния при хронических заболеваниях; страхования жизни преста­релых; страхования от инфляции и др. Во всех этих случаях «провалы» рынка связаны с нарушением условий совершенной конкуренции. Отсутствие рынков дополняющих товаров также создает фе­номен неполных рынков. Например, отсутствие рынка земли в России приводит к отсутствию рынка займов под залог земли.

Вместе с тем не только рынок может быть виновен в воз­никновении феномена отсутствующих рынков. Если нет инсти­тутов, которые обеспечивают эффективное функционирование частных рынков, или несовершенно законодательство, то это тоже может стать причиной неполноты рынков, но теперь уже по вине государства. Поскольку в России нет закона о частной собственности на землю, то нет рынка земли и рынка кредитов под залог земли, т.е. мы сталкиваемся с институциональной причиной отсутствия рынков.

Асимметрия информации проявляется в сферах, где потребитель услуги не может контролировать производителя. Неполная и недостовер­ная информации не позволяет индивиду сделать оптимальный выбор и максимизировать свою полезность, поэтому состояние Парето-оптимальности в потреблении и производстве становит­ся недостижимым. В той или иной мере асимметрия информации присутствует на всех рынках, только в одних случаях ее действие ничтожно, в других - весьма значительно. Следует отметить, что разные рынки имеют разную степень информационной асимметрии. Изначально, самой большой степенью информационной асимметрии обладают рынки подержанных товаров и рынки труда. Нанимающийся на работу (продавец трудовых услуг) имеет конкретное представление о своей профессиональной подготовленности, о своих умениях, физических возможностях и т. д., словом, о качестве располагаемого им человеческого капитала. Работодатель (покупатель трудовых услуг) имеет статистическое представление о категории работников, к которой может быть отнесен данный человек: ему известны пол, возраст, образование и, возможно, еще некоторые характеристики. Ставка заработной платы устанавливается работодателем на основе его представлений о статистической структуре предложения труда. Она может вполне устроить работников с низкими деловыми данными, но может показаться недостаточной для работника с высоким профессиональным уровнем.

Но возможна и противоположная ситуация, когда покупатель обладает более полной информацией об объекте сделки, чем продавец. Это страховые рынки, рынки банковских кредитов.

Подверженными информационной асимметрии являются и новые рынки, например рынки информационных технологий и рынки доверительных товаров. Речь идет о тиражной индустрии (издательский бизнес, кино, СD , DVD), где цены на информационные носители устанавливают на примерно одинаковом уровне независимо от качества продукта. Решающее отличие культурных благ - их неповторяемость в актах потребления, одноразовость. Это и лишает этот рынок механизма обратной связи, ведущего к информативным ценам. Цена не имеет предсказательного значения, поэтому каждый потребитель распознает качество каждой книги или диска сам для себя. Это приводит к падению доли качественной продукции и высоким потребительским издержкам на поиск и пробу.

Асимметрия информации может:

- приводить к обратной селекции (тенденция ухудшающего отбора), т.е. товары низкого качества начинают преобладать на рынке;

- при определенных условиях хорошо информированные участники рынка могут увеличить свои рыночные обороты, «передавая сигналы» другим, хуже информированным участникам рынка;

- неинформированный участник способен иногда уловить информацию от лучше информированного через постоянное отслеживание информации, например, рекламной или выбирая для сделки какую-то специфическую форму договора из списка возможных форм.

К неблагоприятному отбору близок по своим последствиям другой эффект, возникающий в тех случаях, когда объектами рыночных сделок становятся контракты, действующие в течение более или менее длительного срока, и также связанные с асимметрией информации. Речь идет об изменении поведения субъекта после заключения контракта, когда другой участник сделки не в состоянии проконтролировать поведение своего контрагента. Особую сферу проявлений риска недобросовестности составляют контрактные отношения между сторонами, одна из которых поручает другой за вознаграждение выполнение каких-либо действий.

Преодоление информационной асимметрии силами самих субъектов рынка заключается в использования разнообразных сигналов. Речь идет о документах, выдаваемых заслуживающими доверия учреждениями, гарантиях, репутации продавца (изготовителя), основанной на прошлом опыте покупок и передаваемой от покупателя к покупателю, защите от подделок, брэндах, торговых марках, фирменных знаках и т.д.

Экстерналии рынка из-за институциональной нелегитимности имеют место, когда фирма не может привлечь необходимые ресурсы из-за недостатка доверия к ней на рынке. В этом случае, несовершенная информация объясняет существование различных корпоративных стратегий.

Государство также старается преодолеть асимметрию информации на рынке. Для этого оно предоставляет информацию о социально значимых товарах и формирует образ неприемлемости потребления «недостойных» товаров; содействует повышению информированности; принимает законы, направленные против появления на рынке некачественных товаров (рис. 2).

Рис. 2 - Преодоление информационной асимметрии

В заключении главы следует отметить, что регулирование и саморегулирование экстерналий рынка не предпо­лагает их полного устранения, а направлено на нахождение не­которого их оптимального уровня, что объясняется объективным существованием больших издержек для стороны, которая стре­мится к сглаживанию провалов рынка.

Принципы регулирования внешних эффектов

Внешние эффекты делятся на положительные и отрицательные эффекты, возникающие в результате как производства, так и потребления товаров и услуг. Положительный внешний эффект имеет место тогда, когда потребление или производство одного субъекта приводит к увеличению полезности (прибыли) других субъектов. Например, вакцинация студентов и учащихся от гриппа приводит к уменьшению числа людей, заболевших гриппом. Отрицательный внешний эффект образуется в случае, если деятельность одного хозяйствующего субъекта вызывает издержки для других. Например, нефтехимический комбинат осуществляет сброс загрязненной воды в реку и травит рыбу, которую вылавливает рыболовецкая артель. Поскольку завод не очищает воду, то его частные предельные издержки

оказываются ниже предельных общественных издержек (рис. 3). Это приводит к тому, что количество выпускаемой продукции фирмой превышает эффективный с точки зрения общества объем выпуска Цена товара, не учитывающая затраты на создание очистных сооружений , оказывается ниже оптимальной цены и позволяет фирме получать незаслуженную прибыль. Площадь треугольника показывает чистые потери общества, возникающие из-за производства продукции больше

Существует пять основных способов регулирования отрицательных внешних эффектов. Первый способ - запрет на производство (потребление) некоторых благ. Второй способ - осуществление антирекламы (предупредительные надписи на упаковке сигарет).

Рис. 3 - Отрицательный внешний эффект

Третий способ - введение налогов на производство (потребление) товаров. Введение налога (T) сдвигает кривую

в положение и превращает внешние эффекты во внутренние, а рыночное равновесие - в эффективное .

Американский экономист А. Пигу предложил устанавливать налог на каждую единицу продукции, выпускаемой предприятием (налог Пигу) [5]. Рассмотрим следующий пример. Предположим, что фирма производит товар Х в условиях совершенной конкуренции и находится в состоянии равновесия (MR = MC) (рис. 4). Ее предельные издержки МС при оптимальном выпуске

не включают затрат на нейтрализацию отрицательного внешнего эффекта. После установления налога на единицу выпускаемой продукции кривая частных предельных издержек МС смещается влево в положение

Новое равновесие наблюдается в точке

, где пересекаются две кривые: кривая предельных общественных издержек включающая частные и внешние предельные затраты, и новая кривая частных предельных издержек Таким образом, налог Пигу заставит предприятие учитывать внешние затраты и тем самым способствовать достижению общественно-оптимального уровня производства. Для того чтобы этот налог полностью компенсировал негативные для общества последствия, его величина t должна равняться внешним предельным издержкам при общественно-оптимальном выпуске.

Рис. 4 - Налог Пигу

Четвертый способ - создание рынка на экстернальную продукцию через закрепление собственности на право производить внешние эффекты. Для того чтобы рынок экстерналий мог работать нормально, необходимы два условия:

во-первых, пострадавший субъект должен иметь право собственности на использование ресурса, который необходим фирме для производства «вредного» товара. Только в этом случае он сможет препятствовать производству и требовать компенсации за причиненный ущерб. Например, строительство новой дороги в городе требует разрушения домов, находящихся на пути прохождения магистрали. Самый простой способ решения задачи - предоставить жильцам квартиры в этом же районе, не ухудшающие их положения;

во-вторых, издержки на проведение переговоров фирмы с пострадавшими субъектами о компенсации не должны быть слишком велики. Если сроки строительства дороги жесткие, то практически невозможно при отсутствии жилья в этом районе удовлетворить потребности жильцов. В этом случае трансакционные издержки слишком велики, и теорема Коуза (регулирование отрицательных внешних эффектов без вмешательства государства в форме выплаты компенсаций источником отрицательных внешних эффектов пострадавшей стороне) не действует.

Рассмотрим способы нейтрализации отрицательного эффекта при ситуациях, когда права собственности на объекты, их порождающие, закреплены сначала за нефтехимическим комбинатом, а затем за рыболовецкой артелью. Предположим, что комбинат согласился на снижение объема выпуска с

до общественно оптимального выпуска получая сумму денег, способную возместить потери, обусловленные сокращением выпуска (рис. 5). Расстояние между и при характеризует максимальный размер выплат рыбохозяйства комбинату в обмен за его отказ от производства соответствующей единицы продукции.

Однако рыболовецкая артель настаивает на сокращении выпуска до

и готова заплатить комбинату за каждую непроизведенную дополнительную единицу продукции сумму, равную расстоянию АВ. Сделка не состоится в связи с тем, что каждая дополнительная единица продукции приносит комбинату при выпуске сумму, равную разности между рыночной ценой продукта и частными предельными издержками (отрезок СВ). Она могла бы произойти, если бы суммы компенсации устроили обе стороны.

Рис. 5 - Теорема Коуза

Приведенный пример показывает применимость теории Коуза и в обратном направлении, когда право собственности на озеро принадлежит рыболовецкой артели. В этом случае предметом соглашений станет размер платежей комбината рыбохозяйству за загрязнение водоема отходами производства. Рыболовецкая артель согласится на загрязнение только в том случае, если платежи комбината будут выше предельных затрат (для рыбохозяйства) на вылов рыбы в условиях загрязнения. Комбинат согласится платить за разрешение на выброс отходов химического производства, если этот платеж будет ниже, чем избыток предельного дохода каждой дополнительно выпущенной единицы продукции над связанными с ее производством предельными затратами (Р – МС). Несмотря на передачу права собственности на водоем, комбинат также выйдет на общественно-оптимальный выпуск продукции

Анализ практики использования теоремы Коуза показал ее применимость в тех случаях, когда в соглашения вовлечено небольшое количество участников и источник отрицательных экстерналий можно определить.

Пятый способ - интернализация внешнего эффекта, т. е. превращение внешних издержек (нейтрализуемых за счет государственных или иных сторонних средств) в частные, не включающие издержки на нейтрализацию внешнего эффекта. Предположим, что после увеличения сброса отходов в реку, рыболовецкая артель вынуждена ловить рыбу в более отдаленных местах и ее издержки возрастают. Чтобы снизить издержки на выпуск своей продукции, комбинат и рыболовецкая артель решают объединиться. До объединения комбинат выпускал

, а после объединения - . На рис. 3 видно, что интернализация внешнего эффекта привела к сокращению выпуска и величины отрицательного внешнего эффекта. Когда внешний эффект оказывает воздействие на благосостояние не одного, а многих субъектов, тогда проблема внешних эффектов переходит в проблему производства общественных благ.

Общественные блага - это блага, которые не могут производиться в достаточном количестве частными фирмами, и обладают двумя свойствами:

– неисключаемостью, т. е. невозможностью лишить какого-либо индивида возможности пользоваться данным благом, даже по его собственному желанию. Отсюда следует свойство неделимости общественного блага: субъект не может сам выбирать объем потребления блага;

– неконкурентностью. С увеличением числа потребителей блага уровень потребления каждого из них не уменьшится.

Важнейшей характеристикой общественных благ является территориальная граница их потребления. С точки зрения дифференциации границ потребления выделяются следующие общественные блага:

– международные (борьба с загрязнением воздуха и расширением озоновой дыры, стандарты, сокращающие трансакционные издержки, международная стабильность и т. д.);

– общегосударственные (оборона страны, охрана общественного порядка, деятельность федеральных исполнительных, законодательных и судебных властей и т. д.);

– местные (освещение улиц, озеленение площадей, содержание парков и т. д.)

Чистых общественных благ очень мало. В большинстве случаев общественные блага являются смешанными, обладающими чертами как общественных, так и частных благ. Например, услуги по оказанию экстренной медицинской помощи предоставляются бесплатно всему населению, но если машина скорой помощи отправилась к одному больному, то она не может приехать к другому (свойство неисключаемости не работает).

Оптимальный объем производства общественных благ - это объем, при котором достигается равенство спроса и предложения (рис. 6) [3].

Роль кривой предложения общественных благ выполняет кривая предельных общественных издержек

, состоящая из предельных частных затрат производителя и положительных и отрицательных внешних эффектов производства.

Кривая спроса на общественное благо имеет отрицательный наклон, но определяется сложением индивидуальных кривых спроса не по горизонтали, как для частного блага, а по вертикали.

Предположим, что в обществе находятся два человека, которые живут в одном доме. Общественное благо - уборка лестницы.

На рис. 4 представлены кривые индивидуального спроса двух потребителей

и На оси абцисс показано число производимых уборок, а на оси ординат возможные расходы на оплату каждой уборки лестницы.

Первый индивид готов заплатить за одну уборку в месяц 30 руб., а за две уборки 50 руб., так как вторая уборка, согласно его кривой спроса, имеет цену, равную 20. Второй индивид готов заплатить за одну уборку 20 руб., а за две - 30 руб. (

). За третью уборку оба платить не готовы. Суммируем расходы двух субъектов на первую уборку и получим сумму, равную 50 руб.

Поскольку общие расходы на уборку равны 80 руб., то суммарная цена второй уборки равна 30 руб. (

). Соответствующие точки (1 уборка - 50) и (2 уборка - 30) лежат на кривой суммарного спроса на общественное благо

Рис. 6 - Оптимальный объем общественного блага

Для общественного блага величина совокупного спроса со стороны n-го числа граждан есть в то же время величина индивидуального спроса, так как каждый гражданин потребляет или пользуется этим благом в одной и той же степени, т. е.

где - количество потребленного блага каждым субъектом.

В данном примере каждый субъект потребляет одно и то же благо, но оценивает его по-разному. Пересечение кривой

с кривой МС указывает, что жильцы, проживающие в доме, готовы совместно оплачивать только две уборки в месяц. Если предельные затраты на разовую уборку лестницы одинаковы и равны 30, то оптимальный объем производства равен 2.

Основная трудность определения оптимального объема производства общественных благ состоит в том, что предельные выгоды (спрос) от использования товаров невозможно выявить.

В условиях рынка государственное регулирование экономики (ГРЭ) представляет целенаправленный процесс воздействия на объекты посредством микро- и макроэкономических регуляторов в целях достижения равновесного роста общей экономической системы. Оно направлено на достижение двух целей: генеральных и конкретных. К генеральным целям относятся: экономическая и социальная стабильность, обеспечение национальных конкурентных преимуществ, экономическая безопасность, адаптация рыночного механизма к различным ситуациям и т. д. Конкретные цели зависят от разновидностей объектов государственного регулирования.

Объекты ГРЭ - это сферы, отрасли, регионы, а также процессы, ситуации, явления, в которых возникли проблемы, требующие вмешательства государства. К ним относятся: экономический цикл, региональная и отраслевая структура хозяйства, занятость, денежное обращение, платежный баланс, цены, условия конкуренции, социальные отношения, окружающая среда, внешние экономические связи.

Субъектами регулирования выступают центральные (федеральные), региональные и муниципальные органы управления.

Органы власти, осуществляя регулирование социально-экономических процессов, используют систему методов и инструментов, которые меняются в зависимости от экономических задач, материальных возможностей государства, накопленного опыта регулирования.

Методы регулирования подразделяются на прямые и косвенные. К прямым методам относятся правовые, административные и некоторые экономические средства.

Правовое регулирование состоит в установлении правил «экономической среды» для производителей и потребителей. Примером законодательной формы регулирования является «Закон о защите прав потребителей».

Административные средства базируются на властно-распорядительных отношениях и включают меры защиты, разрешения и принуждения. Например, власти прекращают выдачу лицензий на новое промышленное строительство, защищая окружающую среду.

Косвенные методы включают в себя в основном экономические средства, связанные со стимулированием, а также некоторые неэкономические, например средства убеждения. В ряде случаев правительство обращается с призывами к населению проявить сдержанность в расходах, покупать больше отечественных товаров, покупать облигации государственного займа и др. Очень часто эти призывы сопровождаются стимулирующими мерами.

Экономические средства государственного регулирования подразделяются на инструменты фискальной, денежно-кредитной, социальной и внешней экономической политики.

Стратегической задачей государства является переход нашей страны на инновационный путь развития. Эта задача не была решена в период благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры (2000-2008 годы). Среди важнейших направлений инновационного развития – освоение новейших информационно-телекоммуникационных технологий. В сфере мобильной связи к ним относят технологии третьего поколения 3G и четвертого поколения 4G.

В некоторых странах обновление технологической базы мобильной связи произошло еще несколько лет назад. Россия обнаруживает отставание от ведущих стран и по этому направлению, несмотря на многочисленные решения и программы по ускоренному развитию в стране информационно – телекоммуникационных технологий. В современных условиях рынок услуг мобильной связи играет роль мощного фактора повышения деловой и интеллектуальной активности общества, развития национальной экономики.

Для нашей страны, имеющей огромную территорию и расположенной во многих часовых поясах, эти технологии имеют большое геостратегическое значение.

Обеспечение технологического лидерства отечественных операторов мобильной связи на постсоветском пространстве способно внести свой вклад в выполнение Россией роли интеграционного центра на экономическом и информационном пространстве СНГ. Рынок услуг мобильной связи является одним из самых перспективных и быстро развивающихся в современной мировой экономике.

Мобильная связь относится к высокотехнологичным отраслям и находится на передовых рубежах научно-технического прогресса. В теоретическом отношении исследование рынка услуг мобильной связи, демонстрирующего быструю смену технологических поколений, позволяет продвинуться в понимании сложных связей между уровнем рыночной концентрации в отрасли и интенсивностью инновационных процессов в ней.

Вопрос о характере этой связи остается дискуссионным в экономической теории. Существенную специфику в решение этого вопроса для рынков типа услуг мобильной связи вносят так называемые внешние сетевые эффекты (сетевые экстерналии или внешние эффекты сетей). Речь идет о ситуациях, когда выгодапотребителя от обладания товаром возрастает по мере увеличения количества потребителей. Большое влияние на внедрение новых технологий на рынок услуг мобильной связи способно оказать регулирование этого рынка со стороны государственных органов. Анализ зарубежного опыта развития отрасли и ее регулирования призван помочь формированию эффективной государственной политики по отношению к отечественному рынку услуг мобильной связи. В условиях финансово–экономического кризиса и сужения возможностей для финансирования инноваций такая политика особенно важна.

Низкий уровень инновационной активности российских компаний свидетельствует о том, что вопрос об эффективной научно-технической политике до сих пор остается открытым. Во многом определяющее значение информационно–коммуникационных технологий в современной экономике обусловливает особую актуальность выработки государственной политики в этой сфере. На первый план выдвигается определение условий, тормозящих или ускоряющих технологическое обновление на рынке услуг мобильной связи. Неоднозначное влияние способно оказывать и государственное регулирование отрасли, которое играет ключевую роль в ее функционировании.

Как видно из таблицы 1, доходы от оказания услуг связи российскими компаниями за период с 2000 по 2008 г. возросли со 146,4 до 1223,7 млрд. руб. Удельный вес мобильной связи в общих доходах от услуг связи увеличился за период с 2000 – 2008 гг. более чем в 1,8 раза, доходы от услуг мобильной связи выросли за этот период с 37,8 до 544,3 млрд.руб. (см. табл. 1)

Таблица 1 - Доходы от услуг связи в России

Уровень проникновения мобильной сотовой связи в России по состоянию на 30 сентября 2009 год составляет 139 %, абонентская база достигает 201,9 млн.человек.

Несмотря на такие высокие показатели, начиная с 2005 года, наблюдается снижение среднего дохода на одного абонента в месяц (ARPU), который уменьшился на 27 % по сравнению с 2004 годом до ,6, что в три раза меньше, чем в Европе, и в пять раз меньше, чем в США. В первом полугодии 2009 года ARPU составил 292,3 руб. (или ,8), при этом доходы от услуг сотовой связи в целом по России составили 337,1 млрд. рублей.

При том, что процесс приватизации отрасли направлен на развитие конкуренции, количество операторов связи уменьшилось (по сравнению с первыми годами постприватизационного периода). В то же время произошло их укрупнение и рынок услуг мобильной связи приобрел черты олигопольной структуры.

На данный момент этот рынок находится на стадии перехода к технологиям третьего и четвертого поколения. Однако по сравнению с мировыми лидерами российский рынок услуг мобильной связи отстает в темпах освоения новейших технологий. Так, например, Япония осуществила переход к технологии третьего поколения в мобильной связи еще в 2001 году. В России внедрение этих технологий началось только в 2007 г. Выявить факторы, определяющие темпы технологического обновления рынка услуг мобильной связи в условиях острой конкурентной борьбы, помогает изучение опыта зарубежных операторов этой отрасли и регулирующих органов. Как показывает опыт ряда стран, несовершенство процедуры по выдаче 3G – лицензий, построенной по принципу аукциона «кто больше заплатит», не позволило этим странам в короткие сроки внедрить 3G услуги, а операторы мобильной связи столкнулись с дефицитом средств для технологической модернизации своих услуг.

Среди факторов, оказывающих отрицательное воздействие на технологическую активность деятельности мобильных операторов, выделяются такие, как высокая капиталоемкость новых технологий, острая ценовая конкуренция, наличие внешних эффектов сети.

В России Министерство связи и массовых коммуникаций РФ перенесло сроки по выдачи лицензий 3G на три года. В качестве основной причины такого торможения технологического обновления мобильной связи фигурировала и продолжает фигурировать сегодня ограниченность ресурсов (выделяемых радиочастот в определенном диапазоне), в частности для коммерческого использования (мобильными операторами).

В соответствии с Федеральным законом «О связи» развитие отрасли основывается на принципах осуществления предпринимательской деятельности и ограничения монополистической деятельности в условиях сочетания различных форм собственности на сети и средства связи. Отрасль электросвязи в соответствии с законодательством входит в число естественных монополий и тарифы на услуги этой связи подлежат государственному регулированию. Но в целом отрасль связи утратила признаки естественной монополии. При этом инфраструктура электросвязи является естественной монополией, а рынок услуг мобильной связи – конкурентным сектором.

Технологические изменения, происходящие на рынке услуг мобильной связи, стимулировали не только его рост, но и расширили границы рынка услуг связи.

Стратегия развития высокоскоростных услуг мобильной связи построена на концепции развития систем сотовой подвижной связи. При этом формирование массового спроса на услуги мобильной связи сетями предыдущего поколения (2G в стандарте GSM) рассматривалось в качестве важного фактора успешного развития систем следующего поколения. Рост числа пользователей сети предполагалось обеспечить за счет создания благоприятного климата в виде конкурентной среды на основе равенства условий деятельности операторов на рынке услуг мобильной связи, а также за счет упрощения процедур получения разрешений на внедрение сетей и использование частот. Концепция предусматривает модернизацию мобильной связи путем развертывания сетей третьего поколения на основе европейского стандарта UMTS, укрупнение существующих и создании новых сетей, способных предоставлять высокоскоростные услуги. Переход к сетям третьего поколения в первую очередь планировалось осуществлять в больших городах для обеспечения востребованности услуг.

Однако данная концепция не учитывает в достаточной мере проблем перехода на более высокие технологии мобильной связи, требующего крупных финансовых вложений, необходимых не только для внедрения новых сетей, но и для их совершенствования в течение нескольких лет. К недостаткам этой концепции следует отнести и недооценку последствий как избыточной конкуренции, возникающей при олигопольной структуре рынка услуг мобильной связи и затрудняющей преодоление высоких входных барьеров на рынок более технологичных услуг, так и наличия сетевых эффектов. Как свидетельствует зарубежный опыт развития рынка услуг мобильной связи, все эти факторы необходимо принимать во внимание при внедрении более высоких технологий.

Анализ зарубежного опыта развития мобильной связи показывает, что регулирование отрасли связи способно оказывать на ее развитие неоднозначное влияние и может приводить к неблагоприятным последствиям.

С одной стороны, меры, принимаемые государственными регулирующими органами для расширения числа участников рынка (операторов мобильной связи), могут провоцировать хищническое ценообразование действующими операторами связи, стремящимися с помощью низких цен вытеснить с рынка новичков, а также усиливать разграничение компаний по видам оказываемых услуг. Это отражается на величине входных барьеров для новых участников и, следовательно, на рыночной власти укоренившихся компаний. Вместе с тем, хищническое ценообразование уменьшает ресурсные возможности операторов связи для обновления используемых технологий.

С другой стороны, ставка на саморегулирование отрасли чревата установлением высокой платы за трафик доминирующими компаниями для новых участников рынка. В этой связи для сдерживания тенденции к монополизации рынка целесообразно государственное противодействие дискриминационным тарифам.

Одна из особенностей дерегулирования отрасли состоит в допущении перепродажи права на использование радиочастот после проведения аукциона для размещения частот. Такой подход в регулировании отрасли создает возможность появления новых конкурентов. Однако принятие рассматриваемого допущения ведет к труднопредсказуемым последствиям для развития отрасли связи в целом.

Анализ зарубежного опыта в развитии отрасли связи позволяет констатировать, что разные страны демонстрируют отличающиеся подходы к регулированию этой отрасли, что сказывается на характере конкурентной борьбы операторов связи, на их инновационной активности, на развитии отрасли в целом. В одних странах наблюдается усиление специализированного отраслевого законодательства (США), в других – антимонопольного законодательства (Новая Зеландия). В чилийской модели регулирования технические условия присоединения определяются регулирующим органом и одобряются антимонопольным органом, а тариф на присоединение и пропуск трафика устанавливаются самостоятельно операторами. Европейский подход предполагает государственное регулирование только рынка с неразвитой конкуренцией.

В некоторых странах конкуренция между операторами мобильной связи охватывает соперничество между стандартами (технологиями). Российская концепция развития мобильной связи определила направление рынка услуг мобильной связи в выборе одной технологии (выбор европейского стандарта UMTS), и отбросила другие альтернативы технологического развития мобильной связи. Это обстоятельство не могло не повлиять на характер конкурентной борьбы между операторами связи.

Изучение зарубежного опыта не позволяет выработать однозначных рекомендаций для регулирования отечественного рынка связи. Для подготовки таких рекомендаций целесообразно обращение к теоретическим основам научно–технической политики, учитывая при этом факторы, влияющие на темпы технологического развития рынка услуг мобильной связи.

На теоретическом уровне внимание к государственному воздействию на структуру рынка (количество и различия в размерах действующих на нем компаний) повышается в периоды обновления технологической базы производства. Как в 70 – е годы прошлого века, так и сегодня активизировались дискуссии о связи структуры рынка и инновационной активности. При этом занимающие основное место в научных исследованиях вопросы о влиянии и конкуренции на структуру рынка, и структуры рынка на величину расходов на научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки до сих пор не получили однозначных ответов.

Вместе с тем, в ряде зарубежных и отечественных исследований установлено, что как чрезмерная концентрация производства, так и излишняя его раздробленность снижают возможности окупаемости внедряемых технологий. Фирма малых размеров не может получить большую сумму прибыли от инноваций, что снижает заинтересованность в них. Крупные компании склонны инвестировать в те области, где требуется масштабное финансирование в научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки, производство, маркетинг. Стимулом таких инвестиций является ожидание большой массы прибыли.

Вместе с тем, желание доминирующих на рынке компаний защитить инвестиции в уже имеющиеся технологии приводит к снижению инновационной активности. Крупным бизнесом инновация рассматривается, с одной стороны, как средство увеличения прибыли и роста компании–инноватора, но с другой стороны, как способ изменения структуры рынка (увеличение рыночной власти). Иные факторы, влияющие на инновационную активность - это высота входных барьеров, кривая обучения, качество спецификации и защиты прав собственности.

В качестве высоких входных барьеров рассматриваются затраты на инновационное развитие, особенно в отраслях с большими «технологическими возможностями» (потенциалом трансформации знаний в инновации). Непрерывная цепь инноваций представляет собой один из входных барьеров, затрудняющих потенциальным игрокам успешное появление на рынке. При этом установлены определенные фазы жизненного цикла технологий, где увеличиваются возможности для появления новых игроков на рынке – фаза зарождения и фаза зрелости. В фазе зарождения технологии не только инноватор, но и имитатор могут выйти на рынок с небольшими капиталом и опытом, но при большом запасе знаний. Поскольку на стадии роста требуются значительные инвестиции в массовое производство, на которые способны в основном компании большого размера. В фазе зрелости технологии становятся более доступными для новых игроков.

Анализ влияния рыночной концентрации на инновационную деятельность позволяет говорить о противоречивой роли крупного бизнеса в инновационном процессе. Для большого размера компаний характерно осуществление более крупных инновационных проектов. Получение монопольной власти приводит к ориентации расходов на научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки в основном на удержание этой власти.

Увеличение или снижение уровня инновационной активности бизнеса необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с государственной научно–технической политикой. Правительство многих стран стремится поощрять капиталовложения в научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки. При этом государственная политика направлена в основном на поддержку патентной защиты и межфирменных соглашений о сотрудничестве в сфере исследований и разработках. Вопрос о рациональных мерах государственной поддержки национальных компаний–имитаторов при технологическом отставании отрасли от мировых лидеров остается недостаточно изученным.

Особенно сложным оказывается выбор научно–технической политики в отраслях с сетевыми эффектами. При наличии таких эффектов конкурентная борьба разворачивается как внутри сети, так и между сетями. Большое значение в отраслях с сетевыми эффектами приобретает выигрыш игрока, получившего первенство в конкуренции стандартов услуг или товаров. В тоже время усиление конкурентной борьбы может создать негативные последствия, когда выигрыш «первопроходца» инноваций оказывается незначительным по сравнению с понесенными затратами и доходами имитаторов. Это в свою очередь отражается на снижении инновационной активности компаний с сетевыми эффектами. Сетевые эффекты стандартов, обеспечивающие определенную рыночную власть их создателям, с одной стороны усиливают инновационную активность компаний, а с другой стороны выступают в качестве входных барьеров.

Таким образом, независимо от того, крупная ли компания, обладающая высоким уровнем рыночной власти, или мелкая компания осуществляют внедрение более высоких технологий с сетевыми эффектами, этот шаг, во – первых, не гарантирует получения прибыли. Хотя вероятность окупаемости вложенных средств выше у крупной компании, способной предоставить первым покупателям более значительные льготы для создания критической массы клиентов. Под критической массой покупателей понимается такой пороговый уровень их численности, от которого предлагаемый товар (услуга) становится привлекательным для широкой массы потребителей и спрос быстро нарастает. Во – вторых, не исключено, что другие не пойдут по пути имитации технологии первопроходца, а попытаются сформировать альтернативную сеть (сети). В – третьих, новая технология, обладающая сетевыми эффектами, может оказаться несовместимой с последующими поколениями технологии, что затруднит переход к ним.

Каковы будут результаты внедрения новой технологии, во многом зависит от институциональных условий развития соответствующего рынка. Отрасль с сетевым эффектами требует государственного вмешательства, в функции которого входит устранение «провалов рынка» и, прежде всего, «ловушки координации». Речь идет о том, что крупные нововведения (технологические, продуктовые) имеют комплементарный характер и требуют целой совокупности взаимодополняющих изменений, выходящих за рамки отдельных компаний. Рыночные механизмы координации экономической деятельности могут не обеспечивать в таких случаях необходимого снижения инновационных рисков («ловушка координации»), поддерживая тем самым инерцию технологической отсталости производства. Такое производство не предъявляет спроса на инновации высокого уровня (из-за комплементарности и выгод имитации), поэтому они не разрабатываются, а отсутствие предложения в свою очередь тормозит формирование спроса.

Активность государственного регулирования в отраслях с сетевыми эффектами должна увеличиваться, если участники рынка самостоятельно не могут решить вопросы, которые связаны с технологическим обновлением отрасли, ускорением темпов ее развития.

Рынок услуг мобильной связи является наглядным примером рынка с сетевым эффектом, когда выгода потребителя от обладания услугой (товаром) возрастает по мере увеличения количества потребителей. Чем больше пользователей сетью одного мобильного оператора, тем больше льготных ценовых условий для общения, обмена информацией. Для внедрения технологий с сетевыми эффектами необходимо наличие критической массы покупателей, готовых оплачивать использование услуг с применением этой технологии. Ценность услуги (технологии) возрастает с увеличением потребителей, которые ею пользуются.

Сетевые эффекты могут усиливать инновационную активность операторов связи. В тоже время наличие внешних сетевых эффектов представляет собой входной барьер на рынок услуг мобильной связи, сдерживает интервенцию потенциальных конкурентов, хотя и не дает полной защиты от них. Стремление каждого участника рынка услуг мобильной связи получить «первенство» на рынке новых услуг ведет к ужесточению конкурентной борьбы. Острая же конкуренция между операторами способна обернуться тем, что у каждого из них не будет критической массы покупателей.

В рамках жизненного цикла технологии (рис. 7) многое решается уже на первом этапе, где еще сохраняется возможность выбора между технологическими вариантами отраслевого развития, но и проявляется влияние прошлого пути развития.

Зависимость от предшествующего технологического выбора ставит в невыгодное положение действующего олигополиста (монополиста) перед новыми игроками рынка. Она порождает привязанность к уже используемой технологии, затрудняет смену технологического направления. Внедрение новых технологий на базе старых представляется более выгодным вариантом для мобильных операторов, поскольку не требует больших финансовых, капитальных и трудовых затрат. Однако трудности отказа от старого, испытываемые действующими участниками рынка, благоприятствуют входу на него новых участников рынка в фазе зрелости с принципиально новыми технологическими решениями.

Рис. 7 - Жизненный цикл технологий

В условиях инновационного соперничества регулярное внедрение новых технологий становится способом выживания в конкурентной борьбе. Однако такая инновационная активность требует значительных финансовых ресурсов, снижает возможности получения прибыли от ранее реализованных проектов для увеличения расходов на технологическое обновление.

В настоящее время новым объектом конкурентной борьбы выступают технологии 3G и 4G услуги. Новые технологии, увеличивая спектр оказываемых услуг (интернет, контент), приводят к снижению защищенности операторов услуг мобильной связи. В частности, они вступают в конкуренцию с другими провайдерами интернет-услуг.

Анализ рынка мобильной связи свидетельствует о том, что в рамках жизненного цикла технологий государственное регулирование должно усиливаться на ранних и более поздних этапах их развития (рис. 8). Это усиление особенно актуально в условиях финансово–экономического кризиса, когда технологическое обновление отрасли требует особого внимания в связи с высокой капиталоемкостью новых технологий.

Государственное регулирование рынка на завершающей стадии использования старой технологии призвано предотвращать как сговор олигополистов, так и чрезмерную ценовую конкуренцию между ними. Такая конкуренция чревата столь значительным снижением тарифов на услуги мобильной связи и доходов операторов, что ограничит ресурсные возможности для инвестиций в новые технологии и замедлит их широкое внедрение.

Использование конкурентами разных стандартов на начальном этапе внедрения более высоких технологий грозит недобором критической массы покупателей каждым из соперников. Наличие сетевых эффектов требует государственного вмешательства при переходе к новым технологиям мобильной связи, если конкуренты не могут сами выбрать единый стандарт.

Рис. 8 - Вмешательство государства при внедрении новой технологии

Конкуренция на рынке услуг мобильной связи в сочетании с сетевыми эффектами определяет повышенные инвестиционные риски на этом рынке.

Государство может снизить эти риски, регулируя выход на рынок новых участников. Государство способно выступать в роли своего рода гаранта для инвесторов, используя свои полномочия в виде спецификации прав собственности (выдача лицензий) и установления платы за ограниченные ресурсы (выделяемые радиочастоты).

Через условия выдачи лицензий на предоставление услуг мобильной связи государство влияет на число участников рынка и, таким образом, на уровень тарифов и величину получаемых операторами доходов, на ресурсные возможности перехода к новым технологиям, на размер критической массы покупателей. Установление платы за ограниченные ресурсы (за выделенные радиочастоты) стимулирует к эффективному использованию этих ресурсов.

Если государство озабочено быстрым сокращением технологического отставания от лидеров, то учет сетевых эффектов крайне важен при государственном регулировании рынка мобильной связи, при определении цены лицензий и платы за выделенные радиочастоты. Стремление государства крупно заработать на продаже лицензий на новые высокотехнологичные услуги, на плате за выделенные радиочастоты ведет к удорожанию новых услуг, затрудняет достижение мобильными операторами критической массы покупателей этих услуг, что может существенно затормозить их внедрение.

Выработка эффективной государственной политики по обеспечению технологического обновления отрасли возможна в рамках частно-государственного партнерства. Оно может включать, в частности, взаимные обязательства государства и бизнеса, предусматривающие льготное выделение дополнительных радиочастот при условии инвестирования дополнительных средств бизнесом в новые технологии. При недостаточности ресурсов бизнеса оправдано прямое государственное участие в капитале мобильных операторов с целью ускорения технологического развития отрасли. После решения этой задачи государство может продать свои доли в капитале операторов.

Последующий рост рынка новых услуг, их совершенствование способны поддерживаться конкуренцией мобильных операторов за расширение своей клиентской базы. Поэтому целесообразно увеличение роли конкурентных механизмов в развитии рынка услуг мобильной связи в фазе роста жизненного цикла технологии (рис. 8).

Усиление влияния государства в завершающей фазе жизненного цикла может потребоваться для преодоления технологической инерции. Этой цели отвечает как повышение платы за радиочастоты, выделенные для старых технологий мобильной связи, так и указанные выше меры по облегчению внедрения новых технологий.

Представленные условия ускоренного перехода к новым технологиям в сфере услуг мобильной связи могут рассматриваться в качестве концептуальных ориентиров научно-технической политики государства в отраслях с сетевыми эффектами.

Экономическая практика выявила в XIX веке и подтвердила в XX веке, что существуют ситуации (так называемое «фиаско» рынка), когда рыночная координация не обеспечивает эффективного использования ресурсов. Обычно выделяют четыре типа неэффективных ситуаций, свидетельствующих о провалах («фиаско») рынка:

1) существование монополий. Поскольку монополии, стремящиеся к максимуму прибыли, не доводят выпуск до оптимального с позиций общества объема, то правительство создает антимонопольное законодательство, запрещающее монополизацию отраслевого сбыта, осуществляет разделение монополиста на несколько конкурирующих между собой предприятий, регулирует деятельность естественных монополий;

2) наличие несовершенной (ассиметричной) информации. Постоянное обновление ассортимента продукции под влиянием изменяющихся потребностей и усложнение продукции в результате внедрения достижений НТП сопровождается несвоевременным информированием потребителей о качестве товара. Из-за недостатка информации многие потребители с подозрением относятся к новым торговым маркам и разнообразию товаров. Для устранения ассиметричности информации государство создает специальные организации, проводящие экспертизы качества товаров и услуг, выдающие сертификаты, подтверждающие безопасность товара для потребителя, устанавливает госты на выпускаемую продукцию и гарантийные сроки службы изделий и т. д.;

3) образование внешних эффектов. При производстве и потреблении некоторых экономических благ часто возникают прямые, неопосредованные непосредственно рынком, благоприятные и неблагоприятные воздействия одного экономического субъекта на результаты деятельности другого субъекта;

4) создание общественных благ. Рынок не предусматривает производство общественных благ (противопожарная безопасность, национальная оборона и др.), которые хотя и приносят удовлетворение потребителям, не могут быть четко разделены, оценены и проданы каждому потребителю.

Внешние эффекты (экстерналии) - это издержки или выгоды от рыночных сделок, не получившие отражения в ценах. Они называются внешними, так как касаются не только участвующих в данной операции экономических агентов, но и третьих лиц.

В курсовой работе выделены причины информационной асимметрии (невозможность контроля качества товара), специфика ее проявления на разных рынках (рынки подержанных товаров, финансовые, страховые рынки, рынок труда, рынок информационных технологий, рынок доверительных товаров) и последствия (обратная селекция, несовершенство рынка агентских услуг, нерациональное поведение субъектов);

Вмешательство государства для регулирования экстерналий рынка может быть признано необходимым, если оно сопровождается Парето-улучшением; выделены три основные механизма преодоления экстерналий рынка: прямое участие государства в производстве социально значимых товаров, принуждение частного сектора нейтрализовать отрицательные внешние эффекты, создание благоприятной институциональной среды;

Рассмотрены пути интернализации внешних эффектов: без участия государства путем прямых рыночных переговоров или путем объединения субъектов, связанных внешним эффектом, и с участием государства путем спецификации прав собственности, изменения их структуры, создания институтов, регулирующих процесс использования ресурсов;

Выделены направления преодоления информационной асимметрии: без участия государства путем использования определенных сигналов (брэнды, сертификаты, гарантии, репутация, средства защиты и т.д.), развития рынка агентских услуг, оптимизации контрактов, применения корпоративных стратегий; и с участием государства (система лицензирования, повышение информированности населения, создание институтов, снижающих неопределенность качества товара).

На примере рынка мобильной связи показано, что высокий уровень отраслевой конкуренции способен замедлять переход к новым технологиям.

Раскрыта эволюция структуры услуг мобильной связи и условий конкуренции, в которых после внедрения новых технологий оказываются мобильные операторы. Они вынуждены соперничать не только между собой, но и с компаниями, использующими альтернативные технологии доступа в интернет.

Показано, что наличие внешних сетевых эффектов требует государственного вмешательства при переходе к новым технологиям, если конкуренты не могут сами выбрать единый стандарт.

Обосновано, что спецификация прав собственности (продажа лицензий), установление платы за ограниченные ресурсы (за выделенные радиочастоты) должны рассматриваться государством не только как средства пополнения государственного бюджета, но и как инструменты формирования благоприятных условий для технологического обновления российского рынка мобильной связи. Рекомендовано использовать льготный режим выделения радиочастот для операторов, осуществляющих инвестирование дополнительных средств в новые технологии.

1. Носова С. С. Экономическая теория. – М.: КноРус, 2008 г. - , 800 с.

2. Агапова Т. А., Серегина С. Ф. Макроэкономика. - Серия: Учебники МГУ им. М. В. Ломоносова. – М.: Дело и Сервис, 2007 г. - 496 с.

3. Вечканов Г. С., Вечканова Г. Р. Экономическая теория. - Серия: Полный курс за три дня. – М.: Эксмо, 2007 г. - 448 с.

4. Селищев А. С. Макроэкономика. СПб.: Питер, 2001. С. 324–335.

5. Гукасьян Г. М., Маховикова Г. А., Амосова В. В. Экономическая теория. - Серия: Высшее экономическое образование. – М.: Эксмо, 2008 г. - 608 с.

6. Кураков Л. П. Экономическая теория. - Серия: Библиотека экономиста. – М.: МПСИ, МОДЭК, 2007 г. - 1072 с.

7. Экономическая теория. - Серия: 100 лет РЭА им. Г.В.Плеханова. – М.: Инфра-М, 2008 г. - 672 с.

8. Кучуков Р. А. Экономическая теория. - Серия: Высшее образование. - М: Экономика, 2007 г. - 520 с.

9. Симкина Л. Г. Экономическая теория. - Серия: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2008 г. - 384 с.

10. Бармотина М.В. Внешние эффекты сетей в мобильной связи на примере зарубежного опыта // Вестник ГУУ. 2009. №17. С. 21-24.

11. Жадан А.А. Преодоление информационной асимметрии // Вестник СГСЭУ. 2006. № 11. (2 часть). С. 33-38.


Источник: http://mirznanii.com/a/259731/vneshnie-effekty-i-ikh-regulirovanie-v-ekonomike


Регулирование положительных внешних эффектов связано фото


Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Регулирование положительных внешних эффектов связано

Читать: